Женщины в Сити: нервы, секс и большие деньги

Сегодня никого не удивляют дамы на руководящих постах в корпорациях, банках, инвестиционных компаниях. Превосходный макияж, ухоженные кожа и ногти, ноги, затянутые в лайкру – узнаваемый стиль деловой женщины конца 90-ых. Гигантские изменения по сравнению, например, с 70-ыми.
Мы расскажем о том, как сейчас чувствуют себя представительницы слабого пола в Сити – финансовом центре Лондона, Великобритании, да и, пожалуй, всего мира. Не являясь ни сторонниками радикального феминизма, ни убежденными мужскими шовинистами мы постараемся рассказать об обстановке, которая окружала и окружает работающую женщину, основываясь на воспоминаниях одной из них.
В нынешнем номере мы публикуем отрывки из нового финансового (!) триллера «Поддельный металл», написанного Лезли Кэмпбел, проработавшей 23 года трейдером.
“ Я начала работать в Сити сразу же после окончания университета. Сначала мои коллеги были обычными секретаршами, закончившими стандартные курсы, и именно поэтому они смотрели на меня свысока. Они печатали с высокой скоростью, переговаривались во время работы и выдавали совершенные документы без единой помарки. У меня же все шло наперекосяк.. Что с того, что я могла говорить по-немецки и французски. Это не имело никакого отношения к языку печатной машинки: переводом каретки, табуляцией и т.п.. Для меня все было “темным лесом”. Мои коллеги машинистки передавали мне распоряжения начальства подчеркнуто медленно, переглядываясь между собой понимающей улыбкой. Но через восемнадцать месяцев меня перевели в комнату дилеров.
Получив работу в этой компании я не осознавала, что нахожусь в удивительном мире фьючерсов и опционов. Но я быстро научилась остерегаться комнаты дилеров. Ее можно было сравнить с двигателем судна, спрятанного глубокого внизу, невидимым, но постоянно вибрирующим. Эта вибрация чувствовалась на всех лестницах, ведущих туда. Просто пройти мимо этой комнаты было тяжелым испытанием для женщины. Ее обитатели бесцеремонно разглядывают тебя, отпуская сальные замечания. Но это оказалось ничто по сравнению с работой там, в полностью мужском коллективе.
Они всегда считали, что их работа не для женщин. Было что-то вроде предубеждения, как-будто ты занимаешься чем-то грязным, непотребным. Однажды один из дилеров, довольно пожилой человек, заметил меня накладывающей макияж на рабочем месте (через несколько минут начинался ланч). “Ты где находишься, по-твоему?” – заорал он – “В борделе?”. Он смотрел на меня с презрением, не понимая, что заставило меня работать дилером. Это было то, что они запретили бы делать своим дочерям.
Все эти “белые воротнички” всегда не упускали случая поиздеваться надо мной. Сколько радости им доставляли их злые шутки, когда им все-таки удавалось доказать мне, что университетское образование – это ничто. Как и секретарши, они относились ко мне довольно мило, когда речь заходила о выполнении профессиональных обязанностей. Но в остальном все было совсем по-другому. Трейдеры тискали меня, они подкидывали мне на стол порнографические фотографии, когда я говорила с клиентами. Мое рабочее место было рядом с Барри, шофером шефа, который всегда околачивался у дилеров. “Хочешь понюхать меня?” – сказал он, оскалившись, в один из жарких дней, когда пот лил с него градом. Это были стандартные шутки в их коллективе.
Моя работа заключалась в ведении переговорах с клиентами и анализе информации. Все клиенты старались минимизировать риск: фабрики и заводы закупали сырье на год вперед, чтобы избежать роста цен, горнодобывающие компании и фермеры продавали свою продукцию на год вперед чтобы избежать падения цен. Я думала работа у дилеров – худшее, что можно вообразить, но это оказалось мелочью по сравнению с тем, что я испытала, работая трейдером.
Быть трейдером по фьючерсам значит находится в одной тесной комнате со 150 разгоряченными человеческими телами. Они постоянно кричат, их вены пульсируют на лбу как толстые голубые черви. Постоянно находишься под напряжением — каждый старается опередить тебя и заключить выгодную сделку. Миллионы фунтов могут быть потеряны одним неверным движением и все зависит только от мощи твоего голоса. – он должен быть услышан тем, кем нужно. Один трейдер орет в твое ухо “Покупай! Покупай немедленно сто лотов для Марти”. Другой орет в другое: “Ты сделала что просили? Ты выполнила этот заказ для Солли?!”. Ты должна кричать точно так же. Я возненавидела этот этаж и проработала там всего два дня.
Постепенно, в 80-ые в Сити стало появляться больше женщин. В первый раз, когда я встретила Касс, она расталкивала людей локтями по пути в бар. “У меня было такое похмелье, что я могла бы пить кровь” – объяснила потом она. Вообще-то, они были пострашнее, чем их коллеги-мужчины. И, слава богу, что их было мало. Они пили, курили и бегали за мужиками. Они тратили целое состояния на нижнее белье, узкие красные туфли и термоядерные коктейли в Американском Баре в отеле “Савой”. Когда они надирались до чертиков, они вызывали лимузин компании, жаловались шоферу на стертые ноги, а затем засыпали и храпели по всей дороге домой.
У них было два типа голоса. Первый они использовали для бизнеса, второй – для разговора со своими мамочками. Мамочки были их лучшими друзьями и даже самая прожженная трейдерша говорила тоненьким голосом, когда ей звонила мать и говорила, что она опять забыла про день рождения своего кузена Кили.
Этим женщинам работалось легче, чем мне. Атмосфера Сити была привычна для них, здесь работали их отцы и братья. Многие из них были прирожденные игроки – самая высшая категории в иерархии Сити. Как и у их коллег-мужчин, их проклятием были разбитые браки, искалеченная печень и инфаркты, которые регулярно настигали свою жертву. Эти беды приходили все разом, внезапно сокрушая крепкого еще человека обычно сразу после сорока. Это было естественно при таком образе жизни.
Было удивительно наблюдать окончание рабочего дня. Трейдеры покидают свое место работы, как покидают зону боевых действий. Они стоят на тротуаре, затягиваются своими сигаретами и поздравляют друг друга с тем, что и сегодня им удалось остаться в живых. Они стоят, широко расставив ноги, как-бы говоря: “Посмотри на меня! Я сделал это!”. Они поздравляют друг друга и щурятся на солнце, делая глубокий вздох, пока они еще могут дышать. А затем направляются в паб, чтобы начать пить: тяжело, упорно, до потери пульса.
Постепенно, их заменяют компьютеры. Инвесторы начинают работать через Интернет и количество трейдеров сокращается. Но многие вещи не меняются. Когда я уходила, молоденькие секретарши учили меня пользоваться компьютером и удивленно поднимали брови, все так же переглядываясь между собой, когда я сообщала, что не знаю, как пользоваться автоответчиком».
В Сити по-прежнему относительно мало женщин. Почему? Наверное, потому что женщины достаточно умны, чтобы не заниматься такой работой.

 
Статья прочитана 19 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

E-mail.      AndreyKu1985@mail.ru

Яндекс.Метрика